Профсоюзы в российском диджитал: просто «кричат в интернете» или что-то меняют?

На днях Илона Маска обязали восстановить в должности участника профсоюза, уволенного из Tesla в 2017 году. Активность работников Google ощутимо влияет на политику корпорации. А что в России? Скорее всего, вы помните про недавнюю забастовку в Delivery Club, которую поддержал профсоюз курьеров – но чем кончилось дело? Как реагируют на претензии работников в «Яндекс.Такси» и Ozon? Есть ли вообще смысл в профсоюзах в случае с российскими диджитал-организациями, или это что-то вроде советского хрусталя в шкафу, которым никто не пользуется? Попробуем разобраться.

Для понимания. К digital мы будем относить компании, которым для проведения рабочих операций необходим онлайн: IT, доставка, такси, медиа.

25 марта Илона Маска обязали восстановить в должности работника, уволенного в 2017 году, и удалить твит, сделанный в 2018. Уволенный сотрудник Ричард Ортис являлся активистом профсоюза, участником кампании «Справедливое будущее в Tesla». Чтобы оспорить увольнение, он обратился за помощью к профсоюзу работников автомобильной промышленности UAW (United Auto Workers). В 2019 году суд удовлетворил иск работника и профсоюза, но Tesla оспорила решение.

Сейчас Национальное управление по трудовым отношениям (National Labor Relations Board) обязывает компанию в течение 14 дней предложить Ортису рабочее место, компенсировать ему материальный ущерб от увольнения и возместить недополученную зарплату.

Основателю компании Илону Маску предписано удалить сообщение в Twitter, в котором управление усмотрело угрозу в адрес сотрудника.

Тот самый твит: «Ничто не мешает команде Tesla на нашем автомобильном заводе организовать профсоюз. Могли бы сделать это завтра, если бы захотели. Но зачем платить профсоюзные взносы и зря отказываться от опционов на акции? Наши показатели безопасности в два раза лучше, чем тогда, когда на заводе был профсоюз, и у всех уже есть медицинская страховка».

Кроме того, компанию обязали пересмотреть договор с работниками. Согласно текущему документу, последние не могут заявлять об условиях труда на производстве без «однозначно сформулированного» разрешения работодателя.

В Tesla отрицают наличие правонарушений, а насчет твита заявляют, что он защищен Первой поправкой о свободе слова. О ситуации на производстве пока не известно, но твит на момент написания этой статьи не удален.

В мире профсоюзы становятся заметными и глобальными, работодателям все сложнее «отделаться» от дотошных сотрудников.

В январе 2021 года работникам Google удалось создать крупное профсоюзное объединение Alpha Global, к которому присоединились участники из 10 стран. С недавнего времени Alpha Global входит в состав Международной федерации профсоюзов, которая защищает интересы работников разных компаний по всему миру. В планах участников объединения – выбрать руководящий комитет, получить признание NLRB (Национального управления по трудовым отношениям) и использовать свои ресурсы для изменения условий труда и решения социальных проблем.

В Google и раньше прислушивались к сотрудникам (отменили сотрудничество с Министерством обороны США в 2018 году, контракт с Пентагоном по разработке искусственного интеллекта для корректировки ударов беспилотников в 2019 году), а теперь пообещали взаимодействовать с новым профсоюзом.

К слову, сотрудники российского подразделения Google к профсоюзу не присоединились. А как вообще обстоят дела у нас в стране? Есть ли в российской диджитал-среде сильные профсоюзы?

Как работает профсоюз согласно букве закона

В России действует Федеральный закон №10 «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». По закону создать профсоюз может любой работающий гражданин 14 лет и старше. Он может, но не обязан регистрировать его как юридическое лицо. Участие в профсоюзе добровольное и предполагает ежемесячное внесение членских взносов. Профсоюз защищает права участников: регулирует конфликты путем коллективных переговоров, а если не получается договориться с работодателем – путем проведения собраний, акций, протестов, митингов и в судебном порядке.

Работодатель предоставляет профсоюзам необходимые для деятельности помещения, оборудование, материалы, а также отчисляет на счет профсоюза взносы из заработной платы работников по письменному заявлению.

Законом гарантирована судебная защита прав профсоюзов. Ответственность за нарушение устанавливается в судебном порядке, вплоть до уголовной.

То есть, согласно закону, права у профсоюзов есть. Работают ли они?

Что происходит по факту

Фактически деятельность традиционных профсоюзов ведется по примеру советского времени. Объединения замыкаются в своих интересах и утопают в аппаратной работе. Сил и численности работников профсоюзов хватает лишь на поддержание жизнеспособности самой структуры. Профсоюз, главная задача которого – удовлетворить интересы противоположных сторон («работник/гражданин» и «работодатель/государство») – кажется невыполнимой, сосредотачивается на других функциях: страховой, юридической и даже туристической. Отсюда распространенное мнение, что профсоюз – это выдача новогодних подарков сотрудникам и путевок в санаторий.

Показательные комментарии к статье о профсоюзах на vc.ru

Складывается определенный парадокс, замкнутый круг. С одной стороны, профсоюзы не имеют выраженной поддержки своих участников (у последних позиция «мы все равно ничего не изменим»), им не на что опереться в диалоге с бизнесом и властью. С другой – работники, видя бездействие профсоюзов, испытывают к ним недоверие. Не понимая, чем занимается объединение, люди автоматически думают: «Они не работают».

Диджитализация общества в целом и бизнеса в частности позволяет шире распространять информацию. Появляются новые форматы работы профсоюзных объединений – так называемые первичные профсоюзные организации, образованные рядовыми сотрудниками, с «низов». Возможно, они способны что-то менять? Посмотрим на примерах.

В 2019 году курьеры Ozon массово отказались выходить на работу, недовольные новой мотивационной системой, из-за которой некорректно начисляется заработная плата. Кроме недоначислений, сотрудников волновали вопросы, связанные с загрузкой (приоритет у ИП), автомобилями (оплачивают только 92 бензин) и маршрутами (путают улицы с похожими названиями в разных частях города, при этом невозможно отказаться от «далекого» адреса).

Забастовка продолжалась три дня, в ней участвовали, по разным данным, от 80 до 200 человек. На второй день был создан профсоюз и составлено официальное требование к работодателю. Компания удовлетворила часть требований сразу, а на решение второй части вопросов попросила у сотрудников месяц. С тех пор о профсоюзе не было слышно, но в 2021 году появилась информация, что Ozon планирует отказаться от услуг собственных курьеров и перейти на партнерскую модель бизнеса. Теперь большую часть заказов будут доставлять компании-партнеры маркетплейса. Уволенным сотрудникам компания обещает выплатить компенсации. Шах и мат, господа недовольные.

На сайте «Фонтанки». Комментатор знал уже тогда…

В 2020 бастовали уже курьеры доставки Delivery Club, также из-за задержки выплат. Как объяснили в Delivery Club, деньги не дошли до получателей по вине недобросовестного подрядчика ООО «Амароли», но бастующим было безразлично, кто не заплатил. Им нужно было получить свои деньги, так как некоторые (преимущественно мигранты) вынуждены были по несколько дней ночевать на улице, потому что не могли оплатить квартиру.

Бастующие обратились в профсоюз «Курьер» за защитой своих прав. В результате руководство Delivery Club приняло решение выплатить всю сумму задолженности и потребовать возврата средств от ООО «Амароли». Профсоюз «Курьер» продолжает работать, в 2021 году, например, он добился от Delivery Club выдачи зимних курток курьерам.

Комментарий на тему эффективности деятельности представители профсоюза дать отказались, сославшись на нехватку времени. По некоторым данным, основатели профсоюза «Курьер» связаны с левыми молодежными политическими движениями и желают подняться на волне хайпа вокруг курьерской темы, а судя по обличительным публикациям в группе профсоюза, здесь имеет место противостояние правозащитников (см. скриншот ниже).

Слишком утрированно подается высказывание основателя конкурирующего курьерского профсоюза

Как бы там ни было, для курьеров проблемы решаются, и роль профсоюза здесь далеко не последняя.

Если огласка организована правильно, то она, безусловно, помогает. В прошлом году профсоюз «Курьер» в Москве смог добиться отмены части штрафов у Delivery Club и выплаты задолженности именно за счет грамотно выстроенной и масштабной информационной кампании. К поддержке курьеров подключились nixelpixel, депутат Госдумы Олег Шеин, лидер Левого Фронта Сергей Удальцов и многие другие. Хотя бастующих было не так много в масштабах Москвы. Курьеры – это, конечно, не айтишники, но нам этот пример близок, потому что наши ребята активно помогали с освещением и подготовкой акций.

И к тому же программисты – это те самые люди, которые создают софт для работы курьеров, таксистов, вообще фрилансеров. Это из-за нас занятость принимает такие диковатые формы, что человека можно уволить, грубо говоря, просто нажав одну кнопку, отключив его от системы. Мы чувствуем ответственность за это и регулярно помогаем протестам курьеров и таксистов.

Кроме курьеров, периодически проводят забастовки водители «Яндекс.Такси» («Яндекс Go»). В Балаково водители отказываются выходить на линию в часы пик, требуя снизить ежедневную норму поездок с 45 до 40. В Самарской области таксисты выходят на улицу, чтобы агрегатор поднял тарифы, снизил комиссии и сделал прозрачными маршруты (чтобы водитель еще до приема заказа видел конечную точку маршрута). В Дзержинске в утренний час пик 30 автомобилей такси встали на парковку у торгового центра, а водители потребовали снизить проценты и норму поездок.

Реакция агрегатора на забастовки неизвестна, складывается ощущение, что «Яндекс» игнорирует подобные акции.

##READMORE_BLOCK_93284##

Нужны ли профсоюзы в digital?

В сети появляются и другие заметные независимые объединения правозащитников:

  • Профсоюз журналистов. Подключается, когда необходимо поддержать журналистов под преследованием или в сложной ситуации. В последнее время был на слуху в связи с громким делом Ивана Сафронова, журналиста, обвиненного в государственной измене.
  • Профсоюз издания «Ведомости». Создан для решения внутренних вопросов издания в связи со сменой главного редактора в 2020 году.
  • Вирусный профсоюз. Был создан с началом пандемии коронавируса и помогал работникам компаний, которых вынуждали выходить на работу без средств защиты, увольняли, отправляли в неоплачиваемые отпуска. С завершением строгих ограничительных мер профсоюз прекратил работу, организаторы проигнорировали запрос о комментарии.
  • Профсоюз работников IT и технологических компаний.

Люди говорят: «Ну какие проблемы в IT, там же высокие зарплаты». Что можно ответить на такие комментарии?

Айтишник айтишнику рознь. Есть, например, ИТ-преподаватели в школах, в вузах, даже в ИТ-компаниях. Они хорошо знают языки программирования, технологии, но платить им могут в разы меньше, чем собственно программистам. Не потому, что квалификация ниже, а потому что род деятельности другой. А еще есть системные администраторы, тестировщики и даже монтажники ИТ-оборудования, которых можно отнести к айтишникам, но у которых зарплата может быть как у рабочих на заводе или даже ниже.

Основные проблемы самих программистов – это переработки, выгорание и – в отдельных случаях – хамство руководства (недавний пример).

Кроме того, высокие зарплаты программистов – следствие относительной редкости высококлассных специалистов. Но сейчас интернет буквально завален курсами подготовки по всем ИТ-направлениям. Если предложение рабочей силы в отрасли из-за этого возрастет, то зарплаты упадут и окажутся на тех же уровнях, что и в остальных отраслях.

Ну и, конечно, работает главная государственная организация – Федерация независимых профсоюзов России.

В отличие от последней, первичные профсоюзы нового типа возникают спонтанно, часто по причине трудового конфликта.

С одной стороны, это хорошо, ведь в людях просыпается ответственность за свои трудовые права, понимание «я могу изменить». Но такие явления носят разовый характер. По мере угасания конфликта угасает и деятельность профсоюза.

Профсоюз ИТ был создан еще в 2013-м году питерским айтишником Александром Назаровым с целью защиты прав ИТ-специалистов перед работодателями. Для самого Александра это было в том числе ответом на его личную ситуацию: работодатель перестал платить зарплату, ссылаясь на «трудное финансовое положение». Тогда профсоюз успел одержать несколько побед за 4 года, в частности, в московской компании «Бегун». Однако со временем предыдущая команда отошла от дел: кто-то уехал за рубеж, кому-то просто надоело этим заниматься. Профсоюз впал в спячку. Но в 2018-м году заработал опять, когда несколько инженеров из Нижнего Новгорода и Москвы решили продолжить дело прежнего профсоюза. Права на управление группой «ВК» достались новой команде от старой, хотя это был на 100 % другой состав людей. Что касается новой команды, то для нас отправной точкой явилась, пожалуй, пенсионная реформа, которая ясно показала: если не защищать свои интересы, то государство и бизнес будут понемногу ликвидировать социальные права и гарантии.

Что касается регистрации, то, скорее всего, мы станем частью более широкого, межотраслевого профобъединения – «Платформа Солидарности», которое сейчас готовится к регистрации. Сами мы сейчас не зарегистрированы, и вряд ли будем это делать как отдельный профсоюз. Юридический статус предполагает большие финансовые траты, которые легче выдерживать в рамках большого объединения.

В целом, по более или менее стабильным группам и онлайн-каналам профсоюзов создается впечатление, что они акционистские, тесно связанные с политическими влияниями, пытающиеся «раскачать» общество или отдельные его категории на борьбу. В постах они преувеличивают и провоцируют, используют лозунги и призывы.

Скриншоты публикаций в группах профсоюзов. Стиль постов достаточно «крикливый», иногда агрессивный

С другой стороны, новые профсоюзы видят проблему и сами идут на помощь. Пусть точечно и разово, но идут. Они хорошая альтернатива старым постсоветским профсоюзам. Альтернатива, не боящаяся конфликтов, активно действующая в информационном поле (пока разрозненно и не всегда понятно), широко использующая обратную связь и добивающаяся огласки и резонанса.

Мы регулярно оказываем помощь по обращениям. Часто обращаются насчет задержки зарплат, особенно если работают не совсем «вбелую» или как самозанятые. Мы, как правило, оказываем первичную юридическую консультацию и предлагаем проверить, сталкивается ли работник с этой проблемой один, или страдает целый коллектив. Все-таки мы не юридическая контора, а профсоюз. Нас интересуют прежде всего коллективные действия, в которых работники сами защищают себя, сами формулируют требования, сами ведут переговоры, сами протестуют и т. д. Специфика работы в ИТ, однако, такова, что часто человеку проще найти новую работу, да еще и с повышением оклада, чем бороться на старом месте. Поэтому на коллективные действия люди у нас решаются чрезвычайно редко. В качестве примера, когда коллективные действия в ИТ все-таки сработали, можно привести давнюю ситуацию в компании «Бегун», где работникам с помощью профсоюза удалось найти приемлемый компромисс по поводу сокращений.

Конечно, с точки зрения политики можно рассуждать о подковерных войнах и коалициях, но для простых работников не так важно, кто и зачем, им нужно решить текущие вопросы, а они хотя бы как-то решаются с помощью новых организаций.

При этом у самих организаций еще полно проблем: от квалификации кадров (юристов, как минимум) до продвижения. Еще одной важной проблемой остается локальность, что несколько парадоксально, учитывая, что онлайн и диджитал – это история про объединение процессов и преодоление пространственных границ.