Неуспех: как не впасть в уныние из-за сына маминой подруги

Неудача, фейл, провал, невезение, «не успех» раздельно и «неуспех» слитно – это наши друзья, а не кара божья за предположительные грехи. А еще это мысленные конструкции, которые к реальности, данной нам в ощущениях, не имеют никакого отношения.

В природе специфически понимаемого людьми «неуспеха» нет, не водится. Ты дожил уже до 50-ти, имеешь стандартный набор конечностей и внутренних органов, два глаза, два уха и пятнадцать зубов без кариеса? Это победа! Ты способен посчитать в уме сдачу с тысячной купюры, догадываешься, что инопланетяне не имеют отношения к курсу рубля и умеешь внятно сказать: «Будьте добры, мне нужно получить справку о том, что я не судим»? Это прорыв!

Ты размножился хотя бы один раз, твой ребенок дожил до 20-летия, ты не сел на него, пока он пребывал во младенчестве, не задавил его своей «Ладой» во время отпуска, сделал ему обычный набор прививок и научил его с лупой читать кредитные договора? Это суперуспех, виктория, триумф!

Тысячи лет люди пачками выходили в расход из-за поверий, антисанитарии, стихийных бедствий, бескормицы, травм, пустяшных бактериальных инфекций, войн, репрессий и собственного идиотизма. В связи с этим забавно видеть, как сегодня кто-то надрывно переживает в соцсетях и блогах о своих «фейлах», «невезении» и «отсутствии перспектив». И как на этом кормится армия поп-психологов, помогающих своим клиентам расковырять любую мелкую душевную ссадину до размеров травмы, которая само собой требует прохождения овер 9 000 «сессий со специалистом».

<Внимание, важное объяснение: мы тут говорим об унынии, дурных установках и заблуждениях. Если вы видите у себя симптомы депрессии, то закройте эту страницу и как можно скорее обратитесь к квалифицированному медику-психотерапевту. Депрессия – опасное заболевание, требующее медицинского вмешательства. От нее не помогают лихие статейки в интересных блогах.>

В России любят страдать. Здесь «любить» – значит «страдать», «работать» – значит «впахивать», «брак» – значит «совместное ярмо». Крайне дешевый по мировым меркам и быстрый широкополосной доступ в интернет, а также масса свободного времени, которая волшебным образом имеется у россиян прямо во время рабочего дня, позволяют им обильно делиться своими сложными переживаниями по поводу любой жизненной проблемы.

«Я жЫрная» – стонет чуть ли не каждый вторая юная россиянка. Более старшие гражданки составляют «адекватные списки обязанностей жены», вываливают их на «Яндекс.Дзен», и в комментах начинаются преисподняя и Армагеддон. «Успешная жена» – это ведь в России вообще профессия, а «неуспешная жена» – позорное клеймо.

Мужчины морщат лбы над постами «10 особенностей успешного человека». Те, кто покрутились в интернет-бизнесе, взахлеб читают «антикейсы» в стиле «как мы профейлили маркетинговую поддержку при запуске». Они думают, где-то там спрятаны сокровенные секреты – как избежать неуспеха.

Парадоксально то, что у нас одновременно очень любят публично ныть, но банальный, нормальный неуспех считается каким-то эпическим лузерством. Даже в предпринимательской среде это так – что в низовом сегменте, «на земле», что в заоблачных высях, где у седовласых господ принято начинать день с «санации» банков – то бишь, вывода недовыведенных предыдущими владельцами активов.

На тему «успеха» придуманы циничные анекдоты, вокруг него городят мистические концепции и делают на них бизнес. Желание успеха обычным человеком нередко приравнивается к инфантилизму. Про пацана, который «к успеху шел», шутят в каждой интернет-подворотне.

Примеры российского понимания успеха представлены в Сети чуть менее, чем везде. Скажем, в большом соцсетевом сообществе предпринимателей 18-тилетний паренек появляется с вежливым постом, в котором пишет, что имеет небольшой опыт фрилансерства и работы в найме, задумался о создании своего первого бизнеса и вот, мол, просит у старших товарищей совета – стоит ли?

Предпринимательское сообщество в ответ:

Неуспех: как не впасть в уныние из-за сына маминой подруги

«Неуспеху» и «успеху» в наших краях придается преувеличенное, сакральное значение. Одновременно по поводу него мрачно иронизируют. Миллионы людей, произносят слово «успех», будто пробуют на вкус запретный плод с чужого стола. И он столь редок и экзотичен, что об этом вкусе никто и ничего толком не знает. Но все любят порассуждать.

Наедине же с собой и юнцы, и взрослые часто переезжают в фантастическую ветку реальности, где у них дело спорится и растет, как на дрожжах, потому что они очень умные, харизматичные и хваткие. А пробудившись от грез, пестуют мудрость «никогда хорошо не жили – нечего и начинать» или сочиняют миф о том, что они природные неудачники.

Неуспех: как не впасть в уныние из-за сына маминой подруги

На загнивающем вот уже полвека Западе распространена другая крайность. Там возник псевдорациональный культ делового и личного неуспеха. Культ гласит: фейлы очень полезны для обучения успешным стратегиям. Негативный эффект провалов на самом деле позитивен. «Неуспех», мол, помогает сделать выводы из своих ошибок и не повторять их в будущем, бла-бла-бла.

На этой волне в последние годы пышным цветом расцвела мода на уже упоминавшиеся антикейсы и их пристальное изучение, на публикацию собственных историй в диапазоне от «как я уничтожил своим управлением гениальный стартап» до «почему я до сих пор не научился бриться – папа, прости».

Сопоставив российское и западное отношение к «неуспеху», нетрудно увидеть: наша страна в своей второй «бизнес-молодости», наступивший после падения СССР, все еще проходит этап «неуспех – это позор». Наиболее развитые западные страны эту станцию уже миновали и выкинули в топку «Атланта», который десятилетиями «расправлял плечи», с презрением закрывая солнце «ленивым неудачникам», инвалидам и представителям угнетенных социальных групп. На Западе скрипит всеми снастями корабль, совершающий «Левый поворот».

И это тоже забавная загогулина – теперь в какой-нибудь Швеции или Канаде можно сытно прожить, сделав своей профессией непримиримую борьбу с неправильными ветряными мельницами ради ванильно-социалистического господства мельниц правильных.

«Неуспешные» поднимаются с колен, обкладывая астрономическими налогами всяких капиталистических баловней судьбы, которые, конечно, никогда не были белыми и пушистыми, но сейчас, в актуальной повестке, считаются и вовсе исчадиями ада.

Вероятно, это можно квалифицировать как конвульсии экономически развитых обществ, готовящихся к реальному внедрению концепции безусловного дохода для всех граждан. «Детская болезнь левизны» на этом пути, видимо, неизбежна…

Есть ли между этим двумя полюсами («неуспех – позор» и «неуспех – очень полезная и хорошая штука») какое-то срединное рациональное понимание этого социально-экономического феномена? Кто-нибудь в мире вообще способен остановить верчение своих пропеллерных голов и разобраться в вопросе без презрения к неуспешным, без пораженчества со стороны неуспешных, без превращения «неуспешности» в выгодную социальную стратегию?

Конечно способен, и это ученые – люди пристально и беспристрастно изучающие все феномены вселенной, включая предполагаемые ценность или антиценность фейлов.

Неуспех: как не впасть в уныние из-за сына маминой подруги

Правило «15 % фейлов для лучшего обучения», удаление личностного аспекта из наблюдения за успехами и неудачами и другие интересности

У науки есть некоторые основания считать, что умеренный неуспех в начале карьеры помогает людям добиваться своего в будущем.

В одном любопытном исследовании ученые из Университета Корнелла (США, входит в Лигу Плюща) подошли к изучению вопроса очень обстоятельно: они сделали подопытными своих коллег и наблюдали за ними в течение 10 лет.

Авторы изыскания изучили карьеру молодых соискателей научных грантов, после того, как они либо эпически проиграли борьбу за солидный куш в размере миллиона долларов, либо были близки к победе (но все равно проиграли), либо получили вожделенную сумму.

Соискателям в процессе борьбы за гранты начислялись баллы. Выяснилось, что фейл в начале карьеры обрекал на уход из научной среды чуть более 10 % «участников регаты». В основным среди них оказались те, кто заработал наиболее низкие баллы.

Однако те молодые ученые, которые гранты не получили (то есть профейлили, пережили «неуспех»), но были близки к победе по баллам, впоследствии систематически показывали более серьезные успехи, чем те их коллеги, которые миллионные гранты выиграли. У умеренно проигравших в самом начале карьеры на горизонте в 10 лет проявилась лучшая научная производительность. Их статьи чаще цитировали в научном мире, чем статьи «победителей». А на цитировании в этой среде и держится вся конструкция «успеха».

Авторы исследования заявляют прямо:

«Наши результаты согласуются с концепцией «то, что меня не убивает, делает меня сильнее».

А ведь когда-то считалось, что именно ранний успех в научной деятельности порождает будущий триумф. Выяснилось же, что маркером будущих достижений, причем в длительной перспективе, является ранняя неудача. Вот тебе и раз…

Однако неумеренное и почти мазохистское западное увлечение «пользой личных поражений» твердых научных оснований все-таки не имеет. Сотрудники Школы бизнеса Бута Чикагского университета (США) провели пять экспериментов на выборке в 1 600 человек и обнаружили, что люди на самом деле хуже учатся на своих неудачах, чем на успехах.

Условия экспериментов меняли, задачи на обучение делали менее утомительными для испытуемых, его всячески стимулировали. Но ничего из этого не помогало. Люди, делавшие ошибки (переживавшие «неуспех») не запоминали важную информацию, психически «отключались» от обучения.

Авторы серии экспериментов пришли к выводу, что проблема кроется в самооценке подопытных. Над большинством людей все-таки висит дамокловым мечом старое доброе общественное осуждение «неуспеха».

«Фейл – это плохо», – думают все вокруг (и испытуемые). «Я ошибся – я плохой», – в случае провала полагают участники экспериментов.

Этому выводу тоже нашлось экспериментальное подтверждение. Когда тем же самым людям изменили условия задачи так, чтобы удалить их «эго» из процесса, они преобразились.

Подопытным предложили наблюдать, как успехи и провалы случаются у других людей (а не у самих испытуемых) и делать выводы из чужих, а не из своих ошибок. Тут-то дело и пошло! Участники экспериментов прекрасно начали обучаться, с пользой для себя наблюдая, как фейлы, так и победы. Условие «лишь бы не мои, а чужие» сработало.

Неуспех: как не впасть в уныние из-за сына маминой подруги

Интересно, что наука даже высчитала, каково оптимальное соотношение именно личных провалов и достижений в каком-либо деле, которое позволяет наиболее эффективно учиться. Исследование ученых из Университета Брауна, Принстона и Университета Лос-Анджелеса (США) показало, что оно предположительно составляет 15 % фейлов и 85 % – побед.

Более ранние изыскания выявили, что люди ничему не учатся, если перед ними стоят слишком простые задачи, и они успешно решают их в 100 % случаев. Также люди ничему не учатся, если все задачи слишком сложные, и с ними выходят сплошные провалы.

Американские экспериментаторы решили смоделировать обучение при разных соотношениях сложности задач, применив компьютерные нейросети. Им давали довольно простые задания по распознаванию рукописных цифр и другие, похожие. Оказалось, что нейросети обучались быстрее всего, если сложность задач была такова, что им удавалось давать 85 % правильных ответов.

«Ну-у-у, так это про компьютеры!» – скажет читатель. А вот и нет. Дотошные ученые подняли более ранние работы, в которых подобное соотношение высчитывалось при обучении животных. И обнаружилось, что у животных точно также работает «правило 15 % ошибок и 85 % верных ответов». Люди – животные, результат верен и для нас.

С чем же на руках мы в конце концов остаемся? А вот с чем:

  • Учиться успешным тактикам и стратегиям эффективнее всего, наблюдая за ошибками и победами других.
  • Учиться на своих ошибках получается эффективнее всего, когда их число не превышает 15 случаев из 100.
  • Ранние фейлы в карьере могут привести к успеху в длительной перспективе
  • Неимоверно сильно мешает учиться на своих ошибках глюк самооценки «Я ошибся – я дурной человек, общество меня осуждает».

А где про уныние, автор? Давай про то, как его лечить!

В свете сказанного про само уныние много распространяться довольно странно. Уныние – это эмоция. Эмоция, как говорят психотерапевты – это реакция тела на мысль. Мысль «Я ошибся – я плохой» является багом конкретного человеческого сознания, а также вредной, пустопорожней, ненаучной установкой «сознания» общественного, коллективного.

С чего бы позволять своему любимому телу реагировать на эту чушь? Стоит удалить из своего ума саму установку, и тело не станет дергаться. Основание для стирания забагованного кода были изложены выше.

Но уж если у вас по привычке, иногда, в ответ на непрошенные мыслишки, выделяются «гормон долговременного стресса» кортизол, адреналин и прочая химия, которую эволюция приспособила для выживания, для ситуаций «бей или беги», то имеет смысл эти вещества тупо «сжечь», чтобы без дела не бродили в крови.

Отжаться от пола столько раз, сколько сможете. Пройти в быстром темпе три километра пешком. Ну или сгонять в лес – поорать на деревья.

Потому что наше тело реагирует на мысль так, будто действительно происходит нечто серьезное. И это глюк. Ведь в природе такого «неуспеха», каким мы его себе представляем, не бывает. В реальном биологическом мире неуспех – это ранняя смерть, тяжелая болезнь, серьезная травма, попадание в ситуацию, когда тебя сейчас съедят, голод, полная неспособность к размножению.

Если у нас ничего из этого на повестке дня не стоит – какой неуспех? Уныние неуместно. Отряхнемся и едем дальше – к неминуемым рациональным достижениям.

Неуспех: как не впасть в уныние из-за сына маминой подруги

В качестве иллюстраций использованы мемчики из паблика в ВК «Котик в желтой вязаной шапочке с глазами» – спасибо ему за них.