Как работать, когда твоя организация – «иностранный агент»

Понятие «иностранный агент» появилось в российском законодательстве в 2012 году. Изменения были внесены в ФЗ «О некоммерческих организациях». На сегодняшний день в реестре иностранных агентов Минюста 20 СМИ и 76 НКО. А в 2020 году Владимир Путин подписал закон, позволяющий признавать иностранными агентами физических лиц.

Мы спросили четыре организации, как на их деятельности отразился новый статус. А юристы рассказали, можно ли что-то сделать, чтобы от него избавиться.

Закон об иностранных агентах

В соответствии с законодательством, иностранным агентом изначально могла быть признана любая некоммерческая организация, получающая финансовую поддержку из-за рубежа и/или ведущая политическую деятельность. Впоследствии закон ужесточили. Теперь иностранным агентом может быть признано не только НКО, но и иностранные СМИ – организации и люди, а также физические лица.

Внесение в реестр вносит ряд ограничений в работу. Например, при любом упоминании иноагента необходимо указывать, что это лицо исполняет функции иностранного агента. НКО, внесенные в реестр, обязаны предоставлять в Минюст программы о планируемых мероприятиях, а после них – отчетность.

Иноагентов часто штрафуют. А с 1 марта 2021 года в России действует новая редакция статьи 330.1 УК РФ – «Злостное уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в связи с признанием лица выполняющим функции иностранного агента». Теперь, если ранее иноагент уже привлекался к административной ответственности по части 2 ст. 19.34.1 КоАП РФ, против него могут возбудить уголовное дело. Повторное нарушение может грозить наказанием от штрафа в 300 000 рублей до лишения свободы на срок до двух лет.

Если не включить себя в реестр самостоятельно, за это тоже грозит штраф. Причем сделать это необходимо до того, как Минюст признает вас иноагентом.

Решение о внесении в реестр может быть оспорено в суде, но практика показывает, что добиться выхода из него не так просто. Рассказываем, как статус отражается на бизнес-процессах НКО.

Центр «Насилию.нет»

Центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет» – некоммерческая организация, которая с 2015 года занимается проблемами домашнего насилия, просветительской деятельностью и оказанием адресной помощи пострадавшим от него. Первоначальной и основной задачей организации было сделать проблему домашнего насилия видимой, чтобы о ней заговорили. Сегодня в центр могут обратиться как жертвы домашнего насилия, так и агрессоры, решившие изменить свою жизнь.

В отчете центра за период с 1 сентября 2019 года по 31 июля 2020 года сказано, что за это время его сотрудники провели 1 300 бесплатных психологических и 680 юридических консультаций для пострадавших.

В декабре 2020 года Минюст РФ внес центр в реестр иностранных агентов.

Основанием для включения центра в реестр иностранных агентов послужило продвижение в России законопроекта против насилия. В частности, глава организации Анна Ривина неоднократно заявляла в интервью СМИ о необходимости принять в России закон против домашнего насилия. При этом она выступала не от лица организации, а как правозащитница и юрист. Однако ведомство сочло подобные высказывания политической деятельностью.

В апреле центр оштрафовали на 300 000 рублей за то, что мы сами не внесли себя в реестр иностранных агентов. Мы считаем решение незаконным и будем обжаловать его в суде.

Статус иностранного агента наносит «Насилию.нет» репутационный ущерб. В 2020 году мы реализовали крупный проект вместе с департаментом соцзащиты г. Москвы: выпустили билборды, разместили брошюры в 130 государственных организациях. Теперь ничего подобного сделать не удастся. Формально ограничений нет, но по закону упоминание нашего статуса на наружной рекламе должно быть вдвое больше остального текста. Мы попробовали сделать макет и поняли, что таким образом невозможно привлечь к себе внимание. А ведь пожилые люди тоже страдают от домашнего насилия, и они вряд ли узнают о деятельности центра из соцсетей. Без громких акций очень тяжело заявить о себе, и пока мы думаем, как изменить формат работы.

К счастью, число пожертвований центру после его внесения в реестр иностранных агентов только возросло. Мы благодарны каждому, кто нас поддерживает.

Скорее всего, большую часть текущего года мы проведем в судебных процессах. Но прекращать работу не намерены и по-прежнему будем стараться, чтобы пострадавшие от домашнего насилия получали от нас своевременную помощь.

Напомним, законопроект о домашнем насилии начала разрабатывать рабочая группа при Минтруде в 2013 году. В 2019-м была опубликована первая версия документа, которая вызвала немало критики. В Совете Федерации пообещали рассмотреть поступившие предложения и откорректировать документ, но в апреле 2020 года председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что к работе над законопроектом вернутся после того, как будет побеждена пандемия коронавирусной инфекции.

НКО «Феникс ПЛЮС»

Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс ПЛЮС» на протяжении 12 лет работает с ВИЧ-положительными людьми. Но в 2020 году ее внесли в список иностранных агентов.

Наша организация на 95 % финансируется из-за рубежа, и тому есть очень простое объяснение: на сегодняшний момент в России государственного финансирования программ о профилактике ВИЧ среди гей-сообщества не существует. Вообще. Мы же позволили себе говорить об отсутствии такого финансирования на сайте parniplus.com, где ведем широкое информирование геев и би- сообщества о способах защиты от ВИЧ, сексуальном здоровье и жизни с ВИЧ. Исходя из документации, которую мы получили от Минюста, можно сделать вывод, что они усмотрели и «политическую деятельность» в статьях нашего сайта.

Статус иностранного агента несомненно отразился на нашей работе. Мы должны предоставлять ежегодный аудит – это недешевое мероприятие. Потребовался полный месяц работы нашего бухгалтера и почти 100 000 рублей. Также требуются ежеквартальные дополнительные отчетности. Но самое главное – мы теперь не можем нормально заниматься информированием, рассказывать о защите от ВИЧ и жизни с ним. Мы должны предупреждать наших клиентов о том, что являемся иностранными агентами.

Закон сформулирован таким образом, что даже если мы будем исполнять его на 100 %, нас всегда можно будет за что-то оштрафовать. Судя по опыту других организаций, это минимум по два штрафа в год от 100 000 до миллиона рублей.

Да и на государственное финансирование теперь мы вряд ли сможем рассчитывать. Недавно Минздрав объявил конкурс в рамках акции «Тест на ВИЧ: Экспедиция 2021» среди организаций, работающих по ВИЧ с ключевыми группами. Однако в условиях конкурса значилось: «К участию в Конкурсе не допускаются некоммерческие организации, выполняющие функции иностранного агента».

Этот пункт положения создает абсурдную ситуацию по двум причинам. Во-первых, согласно ФЗ «О некоммерческих организациях», в котором в 2012 году и появилось понятие иноагента, НКО, признанные по суду иностранными агентами, не лишены возможности участвовать ровно в тех же проектах, что и остальные. Во-вторых, механизм государственного финансирования программ борьбы с ВИЧ среди ключевых (уязвимых) групп населения отсутствует или в лучшем случае крайне недостаточен.

Надо сказать, что после того, как мы сделали материал о нарушении закона, это условие пропало. Но по достоверным источникам знаем: организации подобной нашей к конкурсу не допустят.

Мы планируем работать, однако после пары штрафов закроемся. Нам нечем платить огромные суммы, и проблема в том, что даже после закрытия их все равно нужно будет выплатить. Конечно же, мы будем судиться. Уже судимся, но безусловно проиграем.

Благотворительный фонд «Гуманитарное действие»

Статус иностранного агента в 2020 году получил и Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие». Он оказывает комплексную медико-социальную помощь людям, зависимым от наркотиков, включая профилактику ВИЧ-инфекции, вирусных гепатитов и туберкулеза.

Политическую деятельность, за которую мы получили статус иностранного агента, усмотрели во многих наших действиях:

  • поддержке безрецептурного доступа к налоксону – препарату, спасающему жизни наркозависимых людей во время передозировки опиоидами;
  • конструктивных комментариях об изменениях в ФЗ «О предупреждении распространения ВИЧ-инфекции в России», направленные в адрес Министерства юстиции в рамках открытых общественных обсуждений;
  • участии нашего сотрудника в телепередачах, интервью и общественных дискуссиях о готовящихся изменениях в УК РФ и других законах по вопросам наркозависимости, ВИЧ-инфекции и вирусных гепатитов, включая замечания о заместительной терапии;
  • размещении на странице нашего фонда в Facebook ссылки на личную историю нашего сотрудника о его жизни с хроническим гепатитом. В ней он, помимо прочего, призывал подписать петицию к президенту о создании национальной стратегии по вирусным гепатитам, запущенную другой НКО.

На наших отношениях с чиновниками статус пока отразился не очень заметно. На уровне Санкт-Петербурга мы продолжаем взаимодействовать с различными государственными учреждениями здравоохранения и социального обслуживания, приглашать представителей государственных органов на наши мероприятия, просить письма поддержки для заявок. В частности, во вторую волну заявок в Фонд президентских грантов в этом году мы получили письма поддержки наших проектов от Комитета по социальной политике СПб, Клинической инфекционной больницы им. С. П. Боткина, Городской наркологической больницы, Первого медицинского университета им. Павлова, районных Центров помощи семье и детям.

С другой стороны, в неформальном общении некоторые чиновники дают понять, что мы вряд ли сможем рассчитывать на получение субсидий от городской администрации. Прямого запрета на это нет, однако негласный существует. Также мы посмотрим, как пройдет конкурс заявок в Фонд президентских грантов.

Что касается более широкой общественности, с получением нами иноагентского статуса количество сторонников даже возросло – увеличился приток частных пожертвований, стало больше подписчиков в соцсетях, волонтеров, готовых нам помогать. Это говорит о том, что люди остро откликаются на несправедливость и готовы помогать тем, кто ошибочно попал в жернова государственного аппарата.

В любом случае мы защищаем свое имя в суде, в чем нам очень сильно помогает фонд «Общественный вердикт» (также иноагенты).

##READMORE_BLOCK_92908##

НКО «Открытый Петербург»

«Открытый Петербург» является независимым НКО, которое российский оппозиционный политик и предприниматель Андрей Пивоваров с коллегами учредил в 2017 году. Организация занимается реализацией социально-просветительских и образовательных проектов, но в декабре 2020 года Министерство юстиции РФ внесло ее в реестр иностранных агентов.

Глава организации утверждает, что это несильно отразилось на ее работе, но все же намерен оспаривать статус.

О том, что «Открытый Петербург» получил статус иностранного агента, я узнал, когда ко мне обратились за комментарием из «Коммерсанта». Я не получал уведомления о суде, заседание прошло без моего участия, что является нарушением порядка судебного разбирательства. Разумеется, мы подали апелляцию. Первую проиграли, подали вторую.

Статус иностранного агента «Открытому Петербургу» пытались присвоить неоднократно. Дважды на организацию писали жалобы из проекта РИА «ФАН», и дважды Минюст после проведенных проверок не находил никаких нарушений. Но третья жалоба РИА «ФАН» увенчалась успехом.

Причиной внесения «Открытого Петербурга» в реестр иностранных агентов называются зарубежные переводы. В частности, денежный перевод из Швейцарии, который я получил в 2017 году на личный счет. Сумма составляла около 1 000 $. В 2020 году я положил на счет «Открытого Петербурга» около 600 000 рублей. Минюст решил, что это одни и те же деньги. Но это не так.

Внесение в реестр практически никак не отразилось на бизнес-процессах организации, разве что увеличилась отчетность у бухгалтера и возросла работа у юриста. Однако нам это не нравится и не устраивает сам факт статуса иностранного агента, так как он многих настораживает. Мы обязательно будем продолжать предпринимать попытки обжаловать его в суде.

##READMORE_BLOCK_93493##

Вы попали

Кого же могут внести в реестр иностранных агентов? И как из него выйти? Рассказывают юристы.

В рамках введения дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности с начала 2021 года начали действовать нормы, позволяющие признавать иностранным агентом практически любое физическое и юридическое лицо.

Как было: иностранным агентом могли быть признаны только некоммерческие организации, которые получали денежные средства и (или) иное имущество от иностранных источников и участвовали в политической деятельности.

Как стало: иностранным агентом может быть признано физическое лицо независимо от гражданства или его отсутствия; незарегистрированное общественное объединение, если его деятельность будет быть признана «политической» и при этом оно получает средства (финансовые, материальные и любые организационные) из-за границы.

Кроме того, российские граждане и юридические лица могут получить статус посредника – лица, которое осуществляют передачу денежных средств или иного имущества от иностранного источника российской некоммерческой организации, участвующей в политической деятельности в России.

Снимаешь видео про правильное питание? Пока все в порядке, ты не «иноагент». Покритиковали губернатора в Facebook – все, вы занимаетесь политикой. Еще одно основание для включения в перечень, помимо политической деятельности, – это сбор информации о военной и военно-технической деятельности России, которую иностранный источник может использовать «против безопасности РФ». Получается, что физлицу даже необязательно получать иностранное финансирование, достаточно лишь принимать участие в политической деятельности.

Подаваться в иноагенты лучше самостоятельно – в противном случае может грозить не только штраф, но и тюремное заключение. Имейте в виду, что иноагентов запрещено назначать на должности в местном самоуправлении и госорганах.

Выйти из иноагентов сложно. Для снятия статуса придется подать соответствующее заявление в Минюст. Но перед этим нужно прекратить заниматься «политической деятельностью», сбором военной информации и получать «иностранную поддержку». На рассмотрение уйдет 60 дней, после чего Минюст либо исключит человека из соответствующего реестра, либо даст «мотивированный отказ». В случае несогласия с позицией Минюста придется идти в суд.

Таким образом, стать иностранным агентом может практически каждый, а вот работать с этим статусом и не угодить под штраф крайне сложно. Но еще сложнее добиться исключения из реестра.