Добро пожаловать к позорному столбу: почему в интернете все время кого-то травят и «отменяют»

Практика публичного позора вернулась к нам из времен средневековья, когда человека, совершившего проступок, водили по городам на цепи или приковывали к позорному столбу. Чтобы каждый желающий, коих всегда находилось с избытком, мог выкрикнуть оскорбление или кинуть что-то неприятное в осужденного.

Сегодня чуть меньше принято физически опорожнять на людей содержимое ночного горшка, поэтому вся движуха перекочевала в интернет.

«Осужденного» буквально преследуют по всем закоулкам сети, находят личные страницы в соцсетях, отслеживают родственников и коллег, шлют тонны оскорблений, компрометирующие фото или наспех составленные мемы. Открывают широкие общественные дискуссии, смакуя подробности, обсуждают, как им отвратителен этот человек, как сильно его ненавидят и каким карам его необходимо подвергнуть.

Под раздачу попадают как те, кто правда совершил что-то предосудительное, так и те, кто просто чем-то не понравился уважаемому сообществу. Вторые, к слову, гораздо чаще. Так как действительно «нехорошие» поступки, как правило, преследуются уголовными кодексами различных стран, а на человека, уже находящегося внутри исправительной системы, общественные поборники морали возбуждаются гораздо реже и менее активно.

Что же движет людьми, которые превращаются в стаю охотничьих собак, готовых разорвать (пусть и виртуально) другого человека? Врожденная человеческая ненависть? Злость? Какие-то еще пороки?

Нет. На самом деле ими движет искаженное чувство справедливости и желание сделать мир лучше. Ведь если плохому человеку хорошо – это неправильно, а когда плохому – плохо, то всем хорошим – хорошо, правда ведь? А кто тут хороший, а кто плохой, мы уж как-нибудь разберемся, не велика задача.

«Починить» ближнего

Джон Ронсон в книге “So You’ve Been Publicly Shamed” («Итак, вы были публично опозорены», не переведена на русский) пишет: ведя разговор об интернет-травле (как, впрочем, и любой другой), важно помнить о трех вещах.

  1. Люди занимаются травлей, потому что им кажется, что их пространство было занято кем-то другим, и они стараются выдавить этого «другого» обратно.

Это очень хорошо видно на примерах травли из-за сексуальной ориентации или других качеств человека, отличающих его от условного большинства. Помните скандал со «Вкусвиллом» и ЛГБТ-семьей? Или тот случай с детьми-инвалидами, которых прогнали с детской площадки? В этих историях можно встретить сотни комментариев в стиле «уже и так от них деваться некуда, сидите по домам, не мешайте жить нормальным людям!»

  1. Люди по одиночке ведут себя совершенно иначе, нежели люди в толпе.

Это биология, мы так устроены. Даже самые замечательные, умные, думающие люди, объединенные в толпу, имеют свойство действовать в интересах толпы и отбрасывать всю сложную рефлексию.

  1. Стыд – очень плохой контролер.

Истории о том, что вот мальчик украл в магазине жвачку, почти покатился по наклонной, но его выловили, заставили публично покаяться, и ему было так стыдно, что с тех пор он ни-ни, а даже наоборот, школу с красным дипломом закончил, в институт поступил, машину взял и налоги платит. А не застыдили бы тогда? Что бы было? Жизнь человеку спасли.

Все это чушь и не выдерживает никакой критики и проверки цифрами. Психиатры утверждают, что антисоциальное поведение – это прямое последствие испытанного стыда. Это попытка возвратить себе власть и чувство собственного достоинства. Хочешь вырастить закоренелого уголовника – создай атмосферу бесконечного стыда в семье.

Так что если кто-то надеется, что в результате публичной травли («культуры отмены») кто-то может исправиться – эти желания никогда не исполнятся.

##READMORE_BLOCK_94303##

Пострадает один блогер N

Хуже всего, когда травля возникает буквально на пустом месте. Человек даже не говорил того, за что его порицают.

Например, инфоповод «Блогер N высказался о своих сомнениях в эффективности криминализации секс-индустрии как метода защиты женщин» будет с большой долей вероятности размещено на другом ресурсе как «Блогер N призвал к немедленной легализации проституции», на третьем как «Блогер N считает проституцию общественным благом», а в комментариях кто-то обязательно упомянет, что термин «секс-индустрия» и освещение этой темы в подобном ключе является неоспоримым доказательством того, что блогер N спонсируется сутенёрским лобби (что бы это ни означало).

Люди предпочитают получать информацию, которая соответствует их мировоззрению и не вступает в конфликт с имеющимися представлениями о мире, так что предполагать, что толпа уже негативно настроенных людей пойдет читать, что там на самом деле написал блогер N – чересчур оптимистично. Они пойдут читать других комментаторов, пропуская через свои призмы прочитанное, и вскоре фраза про связь блогера с сутенёрами станет в общественном сознании доказанным фактом.

И общение с этим самым блогером эти люди будут выстраивать именно из этого «факта».

А большая часть людей вообще об этом N узнают только как «да шут его знает кто это, но он вроде сутенёр, да?»

##READMORE_BLOCK_93833##

Дальше – больше. И разгневанная толпа идет крушить. Толпа хочет крови и расправ. Это вообще такое свойство толпы. Благо только в информационном пространстве.

Письма с просьбой убрать N отовсюду, разорвать с ним рекламные контракты, засудить (без уточнения кем, по какой статье и в целом каким образом – толпе не свойственно углубляться в юридические тонкости), перестать подавать руку и, желательно, при встрече плюнуть в лицо.

Почему? Потому что так будет справедливо. Мы точно знаем, что N – плохой человек, а плохие люди такого заслуживают. Мы восстанавливаем справедливость, мы хорошие, мы – сила. А он – плохой, и он – слаб. Мы делаем мир лучше.

То, что люди при этом могут отчаянно сражаться исключительно с фантомами, которых сами же и напридумывали, мало кого заботит в азарте священной битвы. То, что по другую сторону экрана находится не абстрактное зло, а живой человек, тоже забывается.

Человек, ослепленный чувством собственной праведности, становится страшнее любого злодея. А если этих людей сотни и тысячи, а действия их совершенно точно не будут иметь для них никаких последствий – это превращается в страшную штуку.

Кибер-буллинг – реально существующая проблема, которая на данный момент не имеет эффективного решения. Не будет же полиция бегать и искать гражданина naGibator777 и его многочисленных собратьев, дабы привлечь к ответственности за оскорбления и угрозы. Да и официальные СМИ в случае чего просто напишут опровержение, которое быстро промелькнет в бесконечной ленте. Да и вообще, мы разве утверждали, что N – сутенер? Мы написали о его ВОЗМОЖНОЙ связи с… И вообще все «порочащие честь и достоинство» гражданина N факты были изложены в качестве цитат, так что мы просто собирали мнения. Sorry, not sorry, как говорят у нас в Тюмени.