Вот он я, Господи! – чего все мы ищем в соцсетях

Те, кто пытаются нам что-то продавать в соцсетях, кажется, начали забывать: вообще-то в соцсетях сидят не для того, чтобы что-то покупать. Соцсети – это как парк.

Зачем народ привык собираться в парке – не бином Ньютона. Народ там ищет то, чего он лишен дома. Женщина идет в парк выгуливать наряды: дома у нее изверг-муж и неблагодарные дети, которым одинаково наплевать на то, как она прекрасна. Мужчина отправляется туда высказать те три с половиной бесценных мысли, которые он накопил бессонными ночами, сторожа автостоянку, и которые не желает выслушивать никто из его семьи, включая парализованного дедушку. Оба они бесконечно одиноки и никем не поняты, а ведь в каждом из них переливается гранями целый удивительный мир. Вот этот мир они и приносят в парк, тем более что это бесплатно и практически ненаказуемо.

Пользователи соцсетей делятся на три вида: пишущие, комментирующие и чисто читающие, ридонли (на всякий случай поясню: это от англ. read only – «только чтение»). Первые и вторые создают контент, без них не было бы трафика. Ридонли ничего не создают, кроме самого трафика, это потребители контента.

##READMORE_BLOCK_94276##

Пользователи пишущие и пользователи комментирующие отличаются друг от друга лишь формально, чтобы не сказать количественно. Мотивы и стратегии у них абсолютно одни и те же, просто первые условно умеют писать, а вторые нет. Условно умеющий писать топикстартер выдает какой-нибудь месседж, иногда даже художественное высказывание, а порой аж целый манифест. Мотивы им движут базовые, в осточертевшей всем уже пирамиде Маслоу они располагались бы примерно между Пищей и Безопасностью, если бы были там вообще учтены. Речь идет о главном атрибуте комфортной экзистенции, кратко выражаемом формулой «Я есть». При расшифровке это заявление распадается на три составляющих: «Я прав», «Я важен» и «Я хорош».

Пирамида потребностей Маслоу, актуальная версия

Любая мыслеформа, сгенерированная пишущим пользователем, сводится к «Я прав», «Я важен» или «Я хорош» – безотносительно того, хвастается он или жалуется, или вообще рассуждает на абстрактные темы. За этим стоит одна цель – хоть на краткий миг сделаться видимым, вынырнуть из небытия и ощутить свою ценность.

Пророки и сварливые дураки

Блогеры мужского пола обычно слабо одарены филологически (многословие у мужчины – это либо профессия, либо диагноз, причем второе чаще), поэтому содержание у них превалирует над формой (форма обычно ни к черту). Среди них различают следующие виды: 1.пророк, 2.философ, 3.скептик, 4.балагур и 5.сварливый дурак.

Пророк пишет исключительно о политике, схема такая: президент США опять совершил какую-то глупость, спросил бы меня, я бы ему рассказал, как надо, но он не спросил и теперь мы все умрем. Смысл месседжа прозрачен: я не пустое место, а я мудрец и храбрец.

Философ пишет о чем попало, но сложноподчиненными предложениями (иногда даже согласованными между собой). Пост содержит цитаты и отсылки, а также инсайты и озарения и заканчивается каким-нибудь ошеломительным обобщением. Например: коты радуют глаз и приятны на ощупь (два экрана аналитики с примерами), ergo, Господь создал котов нам в утешение. Смысл тот же, что и у предыдущего оратора: я один дотумкал, зачем коты, я красава.

##READMORE_BLOCK_94358##

Скептик и балагур схожи тем, что высказываются в юмористическом ключе. Различаются они количеством орфографических ошибок – у скептика их обычно на порядок меньше. Кроме того, балагур, как правило, гораздо глупее. До глобальных тем оба не снисходят, предпочитая, так сказать, кружево жизни.

Балагур: стоял я тут в очереди в аптеке, аптекарша еле двигалась – наверно, обдолбалась препаратами. Скептик: стоял в очереди в аптеке, аптекарша еле двигалась, хотя я бы на ее месте не двигался вообще. Первый демонстрирует удаль и кураж, второй усталую мудрость. На самом деле оба демонстрируют свой тестостерон.

Сварливый дурак такими тонкостями не заморачивается, а просто несет злобную чушь, будучи при этом предельно краток в силу малограмотности. Его типовой речевой модуль – «Аптекарша сегодня еле двигалась, вот падла, так бы и зарядил с ноги». Это самый простодушный тип юзера, незнакомый с рефлексией, из таких народных глубин, что глубже только преисподняя. Но и этот кривой росток тянется к небесам, сообщая «Вот я, Господи» неповоротливым своим языком.

Напоминаю, что здесь мы рассматриваем только тех пользователей соцсетей, которые ничего не продают, кроме своего внутреннего мира, и вообще не преследуют никаких практических задач, а только манифестируют факт своего существования. Даже те из них, кто стремится к рейтингу, не имеют с этого рейтинга никакой прибыли, кроме сладостного чувства собственной крутизны.

Вторая сторона медали

Блогеры женского пола бывают трех видов: летописцы, ювелиры и те, кто постит фоточки. Ни к одному из этих слов невозможно подобрать феминитив (нет, «ювелирка» это не самка ювелира, а ювелирные изделия), поэтому оставим как есть.

Блогерка-летописец создает летопись собственной жизни, это тот формат личного дневника, с которого изначально стартовала блогосфера как явление. Испекла мужу ватрушку, муж ушел к другой, ходила утешаться в музей, дерзко купила новое пальто, попала под дождь, денег нет, муж заходил, но на ночь не остался. В этом сериале чаще всего нет даже самолюбования (этим больше грешат выкладывающие фоточки), это даже не поиск смысла – это протест против бессмысленности, попытка структурировать хаос если не в гармонию, то хотя бы в нарратив. Я есть, я что-то значу и вообще-то я хорошая – так это звучит в сжатом виде.

Блогерка-ювелир занята тем, что создает красивое. Ей не важна непрерывность сюжета, она выбирает из него мало-мальски годные фрагменты, подвергает их огранке и шлифовке и помещает в оправу, получая в итоге как минимум авторскую бижутерию, а в отдельных случаях даже действительно драгоценное изделие. Так рождаются записи с максимальным индексом цитирования. Поскольку тяга к прекрасному не предполагает автоматически ни образования, ни вкуса, а прекрасно функционирует сама по себе, то 90 процентов этой сверкающей продукции имеет форму эссе с финалом типа «…и она поняла, что важнее детей нет ничего на свете» или мини-рассказов про бабушку Аграфену, приютившую одноногую собачку. Смысл у этой деятельности такой же, как у вышивания крестиком и вообще у любого творчества: вон чего я создал – стало быть, я важен, хорош и прав.

Блогерка, постящая фоточки, может принадлежать к любой из этих двух ветвей, с той разницей, что свой нарратив и креатив она предъявляет в другом формате. Цель та же: я_на_даче_я_на_трамвайной_остановке_мой_салат_оливье – визуальный ряд как бы фиксирует течение жизни, берет ее в берега, делает реальной, а значит — ценной. Фоточки системы росинка_на_травинке – это авторская бижутерия, самопрезентация через созидание.

##READMORE_BLOCK_92517##

Господа комментирующие

Авторов и комментаторов традиционно принято представлять как два отдельных биологических вида – одни пишут, а вторые всего лишь отпускают замечания. На самом деле разница чисто количественная – пишут и те и другие, просто комментаторы пишут а) не тридцать фраз, а одну-две и б) не из головы, а на заданную тему (хотя бывает всякое). Этим различия исчерпываются. У комментирующих ровно те же мотивы и соображения, что и у топикстартера – им нужно прозвучать. Сообщить миру, что они существуют и заодно самим в этом убедиться.

Например, женщина пишет пост про то, как от нее ушел муж и как она безутешна по этому поводу.

В комментах будет краеведческий музей:

«А мой-то за мной как ниточка за иголочкой!»

«Да на фига он нужен, вот я вообще без мужа и мне норм!»

«Ты посмотри на себя, от тебя любой уйдет!»

«Я тоже была безутешна, а потом увлеклась лыжами и все прошло!»

«Все прекрасное когда-то заканчивается, и только стремительный бег времени глубоко в сердце бла-бла-бла…»

«Вы должны понять свое Предназначение, увидеть свой Путь!»

«Это ко мне он ушел, а ты гори в аду!»

Но у комментаторов есть еще одна важная миссия. Когда человек говорит «Я есть, я тут!» – его должен кто-то услышать, а в идеале – отозваться. Он-то, конечно, надеется, что отзовутся Небеса, но увы. От Небес даже такого пустяка хрен дождешься, и тут происходит чудо: в наступившей тишине в ответ звучит другое «Я здесь». И еще одно, и еще. Целый хор. И человек видит, что он не один, что у кучи народу та же беда, они так же взывают и хотят быть увиденными, то есть их теперь целая компания.

Это то, что имеют в виду те, кто говорит, что пользуется соцсетями ради общения.

Только читающие: группа с деньгами

Допустим, живет себе молодой динамичный маркетолог Паша, нанятый вести страницы молодой динамичной компании по продаже эксклюзивных бейсболок ручной работы.

Но мы же уже выяснили, что в соцсетях вроде как общаются – зачем там Паша со своими бейсболками? На радость Паши, в соцсетях есть еще и самая многочисленная группа пользователей – только читающие, ридонли. Они потребители контента.

Динамичному Паше на заметку: потребитель – это такой чувак, который любит потреблять. Кто потребляет контент, тот и Пашины бейсболки схавает, чисто по инерции. Каждый блогер, постящий рекламу, знает: комментаторы по ссылкам не ходят, они не покупать пришли, а самовыразиться. Покупатель не комментирует, покупатель покупает. Покупают ридонли, а пишущие и комментирующие создают движняк, их приманивающий.