Недообщество потребления: России требуется больше «потребительства»

Если вы не знали, то знайте: у страны большие проблемы. Она, оказывается, погрязла в безоглядном консюмеризме. И, видать, до того эта угроза страшна, что в августе 2021-го ею озаботился сам министр обороны РФ, заявивший, что «пора прекратить эту безумную гонку потребительства».

Реплика чиновника предсказуемо вызвала шквал саркастических реакций в соцсетях в стиле «пчелы против меда».

Широкая публика не совсем дура и прекрасно понимает, что «общество потребления» – это имущее общество, а такого о российском социуме сказать нельзя.

Красиво оттеняют заявления о «гибнущем от жадности» мире некоторые специфические данные. Например, в 2019 году аналитики ВШЭ и Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка впервые в новейшей истории страны оценили уровень концентрации финансовых активов и сбережений в руках 3 % наиболее богатых россиян. Ранее такой оценки никто не делал, и отечественная элита как-то умудрялась «выпадать» из сферы внимания даже государственного Росстата.

Выяснилось, что еще в 2018 году 3 % населения страны сконцентрировали в своих руках 89 % всех финансовых активов, 92 % всех срочных вкладов и 89 % всех сбережений в виде наличных.

В 2020 и 2021 годах, несмотря на пандемию коронавируса, российская элита продолжала богатеть. Вместе с тем свежий «Отчет о мировом богатстве» Credit Suisse сообщает, что в 2020-м Россия вошла в число 6 стран, в которых средний гражданин обеднел сильнее всего.

Бедность отечественного потребителя в последние 20 лет стала нормой. Причем не просто статистической: она сделалась «государственным институтом». Рост доходов людей искусственно сдерживается.

Маленький пример. Около 40 % всех трудящихся в стране работают на государственных и муниципальных предприятиях. Среди них 4,5 % имеют зарплаты менее одного МРОТ (в частном бизнесе таких работников в 4 раза меньше). 28,2 % получают 1-2 МРОТ. Зарплаты 16 % не дотягивают до 3 МРОТ (22 560–29 300 руб. в месяц). Всего эта группа «работающих бедных» составляет 48,7 % от общего числа людей, нанимаемых государством.

В диапазоне 29 000–100 000 руб. зарабатывают 46,6 % государевых людей. И только 4,5 % имеют зарплаты от 100 000 руб.

Следует понимать, что на рынке труда именно государство задает тон – планку, от которой пляшет бизнес, «перекупая» рабочую силу. Поэтому ученые-экономисты считают, что пока госслужащие будут зарабатывать мало, зарплаты в целом по стране также останутся унизительно скромными, и экономика продолжит вариться в институциональной бедности.

##READMORE_BLOCK_94863##

Свежий доклад Росстата «Социально-экономическое положение России» также может сообщить нам кое-что интересное об отечественном «недообществе потребления».

Например, среди россиян старше 15 лет более 40 % не работают. Какой-либо экономической деятельностью заняты 72 млн человек при населении 145,9 млн.

Средняя пенсия в первом полугодии 2021 года составляла 15 782 руб. Средняя номинальная начисленная зарплата – 58 782 руб. Где тут может разгуляться потребительская лихорадка, – уму непостижимо.

Недообщество потребления: России требуется больше «потребительства»

Россияне несомненно думают «только про бабло», но не в потребительском смысле

Если мы обратимся к доступным данным Росстата о том, как сами граждане страны оценивают свое материальное положение, то увидим, что в середине 2020 года была вот такая картина.

  • Не хватает денег даже на еду («бедные») – 0,3 % домохозяйств.
  • Денег хватает на еду, но затруднительно покупать одежду и оплачивать жилищно-коммунальные услуги («бедные») – 13,6 %.
  • Денег хватает на еду и одежду, но не могут позволить себе покупку товаров длительного пользования («малообеспеченные») – 49,9 %.
Итого «бедных и малообеспеченных» – 63,8 %
  • Денег хватает на еду, одежду и товары длительного пользования, но не хватает на покупку автомобиля, квартиры («среднеобеспеченные») – 33,4 %.
  • Средств достаточно, чтобы купить все, что считают нужным («высокообеспеченные») – 2,8 %.

Заметим для себя корреляцию с 3 % «особо имущих», о которых ранее заявляли аналитики ВШЭ и Внешэкономбанка. В разрезе потребительского самоощущения социума они просматриваются и у Росстата. И, видимо, лишь эти граждане могут участвовать в по-настоящему злокачественном потребительском шабаше. А 33,4 %, по российским меркам, «среднеобеспеченных» – это скорее кандидаты, готовые в него включиться при случае.

Некоторые уже сейчас идут на поводу у соблазна продемонстрировать в соцсетях убогому большинству свой слегка «приподнятый» социально-экономический статус. Но и эти люди не «умеют в деньги».

Скажем, более 95 % россиян не знают правильный ответ на вопрос «Сколько налогов с нас собирает государство?» 51 % свято уверены, что платят один лишь подоходный. Строго говоря, это показатель отвратительной финансовой грамотности населения.

О ней же сообщают и вот такие свежие данные:

  • 39 % граждан страны готовы устроиться на работу, зная, что им будут платить «черную» или «серую» зарплату.
  • Из тех, кто пользуется кредитами, 30 % сомневаются, что в случае возникновения сложных ситуаций смогут выплачивать долги без просрочек. А 20 % заемщиков не могут точно спрогнозировать свою платежеспособность. То есть каждый второй закредитованный россиян имеет зыбкую почву под ногами.

##READMORE_BLOCK_92991##

Денег у отечественного потребителя все время не хватает. Настолько не хватает, что владельцы последней модели ординарного в общем-то «Айфона» чувствуют себя настоящими буржуа и нередко готовы носить смартфон в руках, только чтобы он был виден окружающим.

Недообщество потребления: России требуется больше «потребительства»

Зарплата в 100 тыс. руб. считается манной небесной, выигрышным билетом, за который можно пойти на отчаянные переработки и многочисленные корпоративные унижения.

Города-миллионники точат зубы на столицы, города поменьше – на города-миллионники. Айтишникам завидуют вообще все, исключая 3 % «особо имущих».

Псевдопотребительство псевдопроцветает в соцсетях, где люди прикладывают значительные усилия для приукрашивания своего социального статуса и маскировки реального финансово-имущественного положения.

Россия лишь имитирует «общество потребления». И только недальновидные чиновники и угодливо хитрые работники камеры и пера зачем-то выносят в публичное поле несуществующую проблему: «Ой-ой, какой ужас, россияне стали меркантильны, где же духовные ценности»?

«Потребительству» придется учиться

Когда слышишь из какого-нибудь утюга про «духовные ценности», следует сразу хвататься за кошелек и просовывать его поглубже в карман. В специфическом российском инфополе просматривается отчетливая тенденция: уже десятилетия кто-то хочет во что бы то ни стало отвратить людей от желания повысить свою финансовую грамотность и наконец сообразить, что труд и время жизни в принципе – такой же товар на рынке, как и все остальное.

«Духовность», «традиции», русская «широта души», романтическое «нестяжательство» в том лубочном виде, в котором они преподносятся, – реальные враги рационального человека. Это своего рода ментальные программные вирусы, заражающие умы людей, никогда не ведавших чувства собственного достоинства, присущего гражданину, который собственными усилиями обеспечил себе комфортный уровень дохода, удобную недвижимость и заметные накопления.

##READMORE_BLOCK_94650##

Словосочетание «общество потребления» имеет в России отчетливые негативные коннотации. Оно родственно старому доброму «загнивающему Западу». Ни того, ни другого тут никто толком не видел. Большинство в эту среду не погружалось и не прочувствовало, чем живет и дышит средний класс в одноэтажных америках и финляндиях.

Но авторитетные говорящие головы не устают разъяснять, где гниль, а где «духовность». Меж тем тот же роман «Война и мир» в относительно пристойном переплете 2021 года издания практически невозможно найти дешевле 1 800 руб. Духовность – кусачий товар…

Недообщество потребления: России требуется больше «потребительства»

То, что в наших палестинах со священным ужасом называют «обществом потребления», на самом деле является обществом безжалостной эксплуатации человеческого ресурса. «Люди – новая нефть», – так думают стратеги «корпорации Россия».

В среде ученых-экономистов и социологов считается, что общество потребления «…возникает в результате развития капитализма, сопровождаемого бурным экономическим и техническим развитием и такими социальными изменениями, как рост доходов, существенно изменяющий структуру потребления; снижение продолжительности рабочего дня и рост свободного времени; размывание классовой структуры; индивидуализация потребления…»

Кто-нибудь узнает в этом описании современную Россию? Здесь такое происходит лишь в сериалах, рекламе, в лучших районах двух столиц, в элитных поселках и особых курортных зонах, куда «плебсу» хода нет.

Массовый российский потребитель никогда и не нюхал настоящего меркантилизма. Его уже 100 лет учат не ценить свой труд, свое тело, свое имущество, а главное – свободу занятий. Он не умеет даже строить собственную психологическую и социальную идентичность из такого пресного материала, как престиж потребляемых товаров и услуг (как это делается в настоящем обществе потребления). Современные попытки малочисленного отечественного среднего класса провернуть такое построение модно и недорого оборачиваются жуткой пошлятиной. Да, потребительству, оказывается, тоже надо учиться.

Но чтобы принять участие в потребительской лихорадке и дать подлинный материал для сетований над «деградацией умов» в СМИ, следует, прежде всего, начать уважать свой труд как ценный товар. А также разобраться в кои-то веки в том, сколько налогов с тебя дерут, на какие кредитные ставки подписываешься, за что платишь монополистам и «управляйкам» в сфере ЖКХ – во всей этой бездуховной фигне.

Быть «нефтью» – не лучший выбор в нашей короткой жизни.