Россия — жертва абьюза, природа мстит, провинция умирает. Эксперты говорят, как это исправить

Пока мир тренирует искусственный интеллект и пытается улететь на Марс, Россия идет своим путем. Эксперты лектория «Архипелаг2121», организованного «Точкой кипения», ставят амбициозные цели – хотя бы «не оказаться аутсайдерами». Вот как они предлагают этого достичь.


Первую часть ответов ищите в статье
«„Хватит догонять прогресс с простреленной ногой“ – эксперты рассказали, что станет с Россией к 2050 году».

Победить опричнину и ответить природе

Обозначу три вещи, которые будут происходить в эти 30 лет.

Первая — нарастающий конфликт государств и других сетевых структур, сообществ. Начнутся процессы уничтожения формальных структур типа государств, перемещение народов. Я думаю, климатические вызовы тоже будут «гонять» туда-сюда миллиарды людей. Это еще один удар по формальным структурам.

Вторая — мы ответим за все, что причинили природе. Биология уже, что называется, strikes back.

Третья. Для России самое важное, мне кажется, — это преодолеть то, что погубило российскую сущность и субъектность. Это опричнина. Ее надо изжить из культуры политической, экономической, интеллектуальной.

Что делать?

Россия сегодня как субъект все еще страдает от травматического опыта, который она не смогла преодолеть. Мы тратим очень много времени, сил и энергии на его постоянное преодоление. Эта травма, заложенная опричниной (это был переломный момент), уничтожила разнообразие внутри российского социума, которое позволяет обеспечивать гибкость и улавливать разные новые процессы.

Преодоление этого травматического опыта — залог движения в будущее.

Пока мы себя не принимаем как тело, как субъекта со своими травмами, проблемами и так далее, не допускаем в себе слабость и недостатки, мы не способны двигаться вперед.

Мы как страна не имеем понимания себя.

Вызов для нас в ближайшие 30 лет — найти его через экологическое мышление, уважение разных форматов и разнообразия. Через эксперимент, понимание нашего места в истории и ответственность перед будущими поколениями. Тогда те самые горизонты новых технологических укладов откроются перед нами.

##READMORE_BLOCK_92908##

Прокачать искусственный интеллект и развить провинцию

Будущее наше — за городами, за сообществами, которые живут в этих городах.

Грандиозный вызов — научиться мыслить по-другому, коммуницировать по-другому, из этих коммуникативных волшебных практик получать счастье, любовь, практику, дело. Проецировать это на то пространство, которое вам наиболее мило, наиболее интересно, — на ваш город.

Городская жизнь будет одним из новых вызовов ближайших 30 лет по одной простой причине: либо город чахнет и гибнет, либо он находит новые форматы и включается в мирозданческую историю.

Что делать?

По-моему, главная ставка в мышлении и удивительном единении, если угодно, расширении мыслительных возможностей человека, в подключении искусственной интеллектуальной мощности. Более того, в создании и формировании человеко-машинных систем как научных обученных систем. Спустя несколько лет мы будем окружены сонмищем искусственных интеллектов разных масштабов, подробностей, не всегда прагматичных.

«Подружить» страны и передать наследие потомкам

Главное — отойти от растяжки Восток-Запад. Эта эпоха после XV века, когда пошли океанские корабли, плавание, мир вдруг превратился в две точки: Восток и Запад. И вот мы слышим: полюс Пекин, полюс Москва, полюс Вашингтон.

При этом мир всегда живет перекрестком: вдоль рек и гор распространяется жизнь.

Что делать?

Будущее принадлежит потомкам, а значит, необходимо обеспечить передачу страны по наследству. Сегодня в Российской Федерации основная проблема — как передать страну по наследству от дедов к правнукам. Потому что передать нужно имя, состояние, некое положение в обществе, имущество.

##READMORE_BLOCK_94558##

Стать частью мира и больше думать о здоровье

Первая вещь — это (просто на поверхности лежит) здоровье. Не отсутствие болезней, а то состояние, которое дает нам короткое слово «ресурсность».

Второе — это экологичность.

И третье — это социальность.

Это очень простые вещи. Каждое свое движение, каждое свое действие мы можем точно оценить: оно здоровое или нездоровое, экологичное или неэкологичное, социальное или не социальное.

Я думаю, что через 30 лет мы на карте мира увидим гораздо меньше стран, чем их есть сейчас, потому что разделение объективно мешает развитию человечества.

Других способов, кроме как объединяться и вместе решать проблемы, у нас нет.

Что делать?

Надо максимально интегрировать страну в единое мировое пространство.

Сделать ученых богами и окончательно перейти в интернет

Первая тенденция — автоматизация и дополненная реальность. Через 30 лет, конечно, мы в матрицу не погрузимся, но точно будем в дополненной реальности: минимум половина нашей жизни будет проходить виртуально.

И вторая тенденция, которая касается каждого, — это сокращение населения, то есть с 7 млрд мы вернемся к доиндустриальному показателю 1 млрд.

Что делать?

Как Петр Первый, надо с помощью максимального объема государственных усилий производить масштабное внедрение технологий, или как делали это в 1918 году большевики. То есть ведется Гражданская война — вводится первая гидроэлектростанция, строится Институт крови. Нам нужны вложения в НИОКР (прим. ред.— научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) в десять раз больше, как в Китае, как в США.

И, самое главное, не просто заливать деньгами, а поднять статус ученого — человека, который несет свет, — выше всего.

##READMORE_BLOCK_94650##

Поддержать самоуправление и не душить широту души

Мне кажется крайне важным вызовом изменение управленческих структур. Старые перестали работать. Причин тому много. Демократическая модель наткнулась на то, что парадокс Кондорсе не работает (прим. ред. — это значит, что если избирателей и вариантов выбора больше двух, прийти к решению, которое реально устроит всех, невозможно). Другие модели наткнулись на свои проблемы. В общем, перестало это все работать, и перестало во всем мире. От этого постоянные победы популистов в демократических странах.

Мы фактически прозевали становление экологической повестки как главной в мире в последнее время. Думаю, что аналогичная проблема происходит с нашим отношением и нашим «вписыванием» в энергетический переход.

Не оказаться аутсайдерами — серьезный вызов для России.

Что делать?

Мне кажется, что ответ на вызов, про который я говорил, — попытки поискать новые модели управления, жизни, не унифицируя их, а используя разницу. В разных регионах могут быть свои способы построения управления, свои стратегии.

Разнообразие – использовать на благо, не пытаться с ним бороться, а с помощью него выигрывать.